Сальватор Роза картины
Роза Сальваторе «Автопортрет»
Холст, масло, 99 x 79 см.
Метрополитен-музей. Нью-Йорк
  СОДЕРЖАНИЕ:
О художнике
Романтизм
Великие приметы гения
Зарисовки-будущие картины
Наемные убийцы Сальватора
"Я не пейзажист!"
Его герои - бродяги, солдаты, разбойники
Творчество неаполитанского мастера Сальватора Розы (1615-1673)
в течение нескольких столетий пользовалось необычайной популярностью роди любителей искусства. Еще современники ставили его живопись в |дин ряд с произведениями Рафаэля, Микеланджело, Пуссена. Так, картина кисти Розы, подаренная королю Франции, рассматривалась залогом 'спеха дипломатических переговоров.

По изменилось отношение к творчеству художника и в XVIII веке. (Перенесите Сальватора Розу в ледяные поля, к полюсу, и его гений украсит льды",- писал в одном из своих "Салонов" философ-энциклопедист (они Дидро, признанный авторитет в области художественной критики.

В начале XIX века, в эпоху романтизма, интерес к творчеству и личности Сальватора Розы вырос еще больше. Он стал тем героем, которого екали романтики, идеалом мастера, олицетворявшим идею синтеза искусств, бунтарем, необычайной, подлинно романтической личностью. Недаром легенда о его участии в восстании 1647 года под предводительством (рыбака Т. Мазаньелло бытовала на протяжении всего XIX века.

В России первой четверти XIX века известные живописцы А. Орловкий и О. Кипренский изучали искусство Розы. Русские пейзажисты начаала XIX века в ученический период в обязательном порядке делали копии картин Сальватора.

Сильно повлияли личность и искусство знаменитого неаполитанского мастера и на английскую культуру. Не случайно им заинтересовалась Сидни Морган, молодая писательница, активно участвовавшая в Великой французской революции 1789 года. Ее яркое двухтомное исследование, а страницах которого Роза представлен в качестве поэта и художника, патриота, свободолюбивой, романтической личности, не утеряло своего значения до сего времени.

Особенно стало популярно наследие мастера в Англии конца XVIII - начала XIX века.
Именно в это время были опубликованы два итальянских здания его сатир (впоследствии широко известных литературных произведений). Пейзажи Розы оказали влияние на английское садовое искусство, английский романтический парк. Известно, что В. Скотт, У. Вордсворт и II. Шелли восхищались пейзажами художника. А серии его офортов, изображавшие бандитов, воинов, морских чудовищ, явились источником вдохновения для известного живописца и офортиста конца XVIII века Джона Гамильтона Мортимера, прозванного современниками Сальватор из Сэссекса.

Эрнст Теодор Амадей ГофманНезаурядная личность неаполитанского мастера, не только превосходного живописца, но и одаренного поэта, актера и музыканта, привлекла к себе внимание Э.-Т.-А. Гофмана. Великий немецкий писатель сделал Сальватора Розу персонажем новеллы "Синьор Формика", вошедшей в сборник рассказов "Серапионовы братья". Итальянский мастер великолепно вписывался в ту концепцию личности, которую предложили немецкие романтики. Яркий талантливый герой Гофмана - музыкант, художник, поэт - противопоставлен обывателю с его корыстью, угодничеством, трусостью, лицемерием. Истинный художник, энтузиаст, по мнению писателя, вносит истинную гармонию в хаос мира.

Интересна также взаимосвязь творчества Розы и с романтизмом в блоковском его понимании как "жадное стремление жить удесятеренной жизнью; стремление создать такую жизнь. Романтизм есть дух, который струится над всякой застывающей формой и в конце концов взрывает ее... Он есть вечное стремление, пронизывающее всю историю человечества, ибо единственное спасение для культуры - быть в том же бурном движении, в каком пребывает стихия". При таком взгляде на романтизм художник приближается к нашей современности, ибо стихийное, бунтарское начало составляет суть его жизни и творчества.

Сальватор Роза родился в 1615 году в небольшом городке Аренелле близ Неаполя. Из сада ветхой усадьбы Казаччиа, принадлежавшей его отцу, открывался прекраснейший вид на Неаполь и Везувий. Надпись на воротах дома гласила: "Витантонио Роза, Землемер и Архитектор".

Сальватор Роза картины
"Вид залива"
20.6. или 21.7.1615, Аренелла, Кампания, — 15.3.1673, Рим
Пейзаж в окрестностях селения был поистине захватывающий. У основания высокой скалы Сан Эльмо возвышалась крепость Ворго ди Аренелла, построенная еще Карлом V. Ее можно видеть на многих картинах Сальватора, например, в композиции "Вид залива" (Галерея Эстенсе Модена). Утренние лучи солнца золотили холмы Вомеро и Позилиппо. В туманной дали виднелся остров Капри, отражавшийся в голубых водах Неаполитанского залива. Эти мотивы постоянно будут встречаться в картинах мастера. Один из биографов художника Дж. Б. Пассери утверждает, что юный Сальватор часто бродил по холмам, далеко за селением и "рисо-вал виды на клочках бумаги".

Через несколько лет родители отдали юношу в иезуитскую коллегию конгрегации Сомаска в Неаполе для продолжения образования.

Здесь он изучал классическую литературу, штудировал грамматику, осваивал риторику и принципы логики. Одновременно с этими предметами Сальватор упорно занимался музыкой: играл на арфе, флейте и гитаре, сочинял серенады-донцеллы. Две его серенады пользовались столь широкой популярностью, что распевались по всему Неаполю. Вскоре, оставив коллегию, Сальватор возвращается Аренеллу. К тому времени художник Франческо Фраканцано, ученик знаменитого испанского мастера Хусепе де Риберы, женился на сестре Сальватора. Роза начи-нает копировать фрагменты картин Фраканцано. Тот, увидев его работы, отметил, согласно Пассери, "великие приметы гения". Эти слова, вдохновившие молодого художника, побудили его к дальнейшим занятиям живописью. Вскоре он отправился в путешествие по Абруццким горам в поисках новых мотивов. Роза пишет дикие долины Монте Саркио с остатками вулканов, классические руины Беневенто, его знаменитую арку и амфитеатр. И здесь он и рисовал гроты Палиньяно, руины древних городов Канузия и Брундизия, пещеры Отранто.

В Абруццких горах и Калабрии художник повстречал бродяг - обитателей древних заброшенных городов, покинутых когда-то из-за вулканической деятельности. Среди этих так называемых banditti было много мужественных людей, объявленных вне закона за свои республиканские убеждения. Нередко ото были образованные люди, патриоты, мечтавшие освободить Калабрию от австро-испанской тирании, восстановить республику, процветавшую здесь во времена античности. По словам биографов художника, эти противники жестокого гнета значительно повлияли на юного Сальватора, навсегда сохранившего ненависть к тиранам. Ожесточенные сражения между испанскими войсками и горными "разбойниками", свидетелем которых был Сальватор, позднее запечатлелись в его "битвах".

Один из современников художника в качестве доказательства пребывания Сальватора среди этих людей приводит офорт мастера из сюиты "Каприччи". "Группа бандитов,- пишет он,- окружила юного пленника, сидящего на скале на переднем плане. Волосы ниспадают ему на лицо; форма головы, фигура сидящего очень схожи с Сальватором Розой. Юный пленник беспомощно ожидает решения своей участи. В центре группы стоит женщина предводитель. Она решает судьбу юноши, и, по-видимому, благоприятно.

Зарисовки-будущие картины
Зарисовки, выполненные художником во время странствий в окрестностях Неаполя, позднее нашли свое продолжение в его картинах. Отсюда полнейшая естественность изображений природы, часто взволнованной, эмоциональной, порывистой. Очень точно и правдиво изображаются обитатели этих мест, составляющие единое целое с пейзажем.

Биограф художника Ф. Бальдинуччи сообщает, что нужда, преследовавшая Сальватора, нередко оказывалась так велика, что он не мог купить себе холст и часто писал маслом на бумаге.

Первыми картинами, которые Роза начал выставлять, были небольшие пейзажи. Случайно увидевший их известный мастер монументальной живописи Джованни Ланфранко, работавший в это время в Неаполе, обратил внимание на полотна Розы, похвалил их и кое-что купил для себя. Это был первый успех.

В середине 1630-х годов Роза отправился в Рим - центр художественной жизни Италии, блестящую и ослепительную столицу. В это время в Риме господствовало искусство барокко и классицизма. Религиозная и мифологическая живопись, монументальные фрески и полотна, поражающие виртуозной композицией, рисунком, анатомией, - все это захватило воображение молодого художника. Он начал изучать великих мастеров: Микеланджело, Рафаэля, Тициана, Клода Лоррена. Так, серии пейзажей, изображающие морские порты (например, "Морской порт", галерея Питти, Флоренция), обязаны "гаваням" Лоррена.

Отблески заходящего солнца играют на воде, облаках, старой башне. Темными пятнами выделяются мачты кораблей, стволы деревьев. Многочисленные фигурки рыбаков деловито снуют на переднем плане. Вместо идеальных героев Клода Лоррена мы видим простых неаполитанских рыбаков. Да и пейзаж стал живописней и конкретней, предстает как одна ил гаваней Неаполитанского залива.

Сальватор Роза Морской пейзаж
"Астрея прощается с крестьянами"
Художественно-исторический музей, Вена). 20.6. или 21.7.1615, Аренелла, Кампания, — 15.3.1673, Рим
В Риме Сальватор провел всего несколько месяцев. Вскоре он тяжело заболел и вернулся в Неаполь. Второе пребывание Сальватора в Риме от¬носится к 1639 году. Летом этого года в Риме проходил карнавал. Художник, избрав имя Формика (муравей), превратился в странствующего актера на время карнавала: выступал в роли Ковиелло — первого дзани среди неаполитанских масок (дзани — плебеи, не смиряющиеся со своим положением). В то время как другие Ковиелло сохраняли исконную маску крестьянина из окрестностей Неаполя, Роза обогатил эту роль пением и виртуозной игрой на гитаре. Во время празднества Формика с труппой совершал триумфальные выезды в повозке, запряженной быками и украшенной зелеными ветвями и цветами.

Выступления проходили на Пьяцца Навона, которая была главной сценой. Когда в конце карнавала по обычаю все сняли маски и обнаружилось, что под личиной Ковиелло скрывается Сальватор Роза, изумлению не было границ. Отныне он стал известен всему Риму. Здесь художник открыл театр в одной из пустовавших вилл близ Порта дель Пополо. Мы не знаем, о чем говорил Сальватор-Формика на театральных подмостках. Но тот факт, что после этих представлений у него появились могущественные враги, говорит о смелости и обличительной страстности его выступлений.

Сальватор Роза Автопортрет
«Автопортрет в виде философа тишины»
Холст, масло, 116 x 94 см. Национальная галерея. Лондон
Так, в одном из спектаклей он нападает на придворный театр, незадолго до этого открытый знаменитым архитектором и скульптором Лоренцо Бернини в Ватикане. Это привело к серьезным последствиям. У дома художника появляются наемные убийцы брави. В такой обстановке Сальватор Роза был вынужден покинуть Рим и отправиться во Флоренцию по приглашению кардинала Джованни Карло Медичи. В этот период был написан знаменитый «Автопортрет» (Национальная галерея, Лондон). Гневно сдвинув брови, художник пристально смотрит на зрителя. Правой рукой он опирается на таблицу, где виднеется латинская надпись: «Или молчи, или говори то, что лучше молчания».

Роза как бы отождествляет себя с античными философами, многие из которых хранили молчание годами. (Так, в одном из писем художник вспоминает обет Пифаора о «семилетием молчании».) Все резко, энергично, угловато в этом замечательном портрете. Нет ни малейшей недосказанности. Угловаты черты тонкого лица художника, резка светотень, отчет лив силуэт фигуры, темно-коричневым пятном выступающий на фоне не черного неба.

Если каждый по-настоящему значительный автопортрет является программным, то в этом полотне программой становятся грубоватая естественность и романтическая искренность. В портрете поразительно точно выражен гордый характер Розы, удивлявшего современников своей пыл костью, независимостью по отношению к власть имущим, нетерпимостью к подлости, угодничеству, чванству. Сальватор выступает в «Автопортрете» искателем правды, он как бы зримо воплощает свои гневные сатиры:

Оставьте мифы у моих ворот,
Пусть стоны воплотит поэта лира Вдовиц несчастных, нищих и сирот.
Скажите; смело о страданьях мира.
Ограблены злодеями поля,
Занесена тиранами секира.
Сальватор Роза автор нескольких больших сатир: "Поэзия", "Музыка", "Война", "Живопись", "Зависть", "Ведьма", "Вавилония". Почти все они созданы в период с 1(139 но 1654 год. Поэтический стиль Розы во многом напоминает его живопись. Речь его страстна, порывиста, стремительна. Грубость и резкость он предпочитает изнеженности и льстивой покорности; необузданность, горячность - аристократическому жеманству.

Несколько лег провел Роза во Флоренции (1640-1649).
Дом художника, по словам Ф. Гальдинуччи, стал местом радости и веселья. Известна дружба Сальватора со многими известными писателями, музыкантами, философами, учеными. Среди его друзей были знаменитый поэт-латинист фра Реджипальдо Джамбаттисти, литератор и художник Ф. Бальдинуччи, ученый О. Торричелли. Одним из ближайших друзей художника был профессор морали и философии Пизанского университета Дж. Б. Риччиарди. Сохранилось двадцать великолепных писем художника к Риччиарди, "снабжавшего" его сюжетами, о чем свидетельствует, например, письмо от 15 сентября 1662 года: "Только что прочел жизнеописание Аполлония, составленное Филостратом, но там я не нашел то, что должен был бы, по Вашему указанию, найти - своеобразное и интересное для живописи. Поэтому прошу Вас предложить мне что-нибудь другое, чтобы я мог найти нечто необычное, и указать мне какие-либо эпизоды, чтобы я мог воспользоваться ими.

Как известно, в качестве одного из художественных принципов барокко предлагало и такое - "поучать, услаждая". Отсюда тесная связь между живописью и поэзией, стремление "читать" картины как поэтические произведения, желание насытить картину литературными, поэтиче-скими ассоциациями, а поэзию - живописными. В творчестве Сальватора Розы живописным образам предшествовали литературные. Так, вначале художник создал сатиру "Ведьма", а затем ряд композиций на колдовские сюжеты. Сатира "Война" предшествовала появлению знаменитых "битв".


Сальватор Роза Сатира ложь
Сатира "Ложь".
1640-е. Холст, масло 136*96 см.
Палаццо Питти, Флоренция
В сатире "Живопись" Роза, именуя ее "третьей сестрой искусства" после музыки и поэзии, говорит о том, что "художники должны быть учеными, сведущими в науках". Они должны хорошо знать предания, историю, эпоху и обычаи.

Картина "Ложь" (галерея Питти, Флоренция) как бы иллюстрирует стихотворение Розы "С лица снимаю своего румяна я и краски". Изображенный человек держит в руке трагическую маску и указывает на нее собеседнику. Лицо его поражает явным сходством с "Автопортретом". В данном случае художник предстает в обличье актера. Будучи талантливым артистом, Роза великолепно чувствовал роль мимики и естественного лаконичного жеста в создании образа. Картина "Ложь" отличается в этом отношении ощущением непосредственной беседы актера и зрителя где-то за кулисами театра. Художник использует здесь коричневато-бурый фон, желтый цвет одежд (символизирующий ложь).

Определенную экспрессивную роль играют взгляд изображенного, устремленный куда-то в сторону, и неверное, изменчивое освещение всей сцены. По сравнению с работами римского периода флорентийским картинам присущи более точный и жесткий рисунок и более прозрачная живопись со светлым и воздушным колоритом.

"Ложь" воплощает собой одну из главнейших художественных идей барокко: "Весь мир - театр". Образ этот уже появился в комедии Шекспира "Как вам это понравится". Однако его можно найти и во всех значительных произведениях европейской литературы того времени. Так, над входом в городской театр богатейшего Амстердама были высечены строки, принадлежащие перу крупнейшего голландского поэта XVII века Й. Вондела: "Наш мир - сцена, у каждого здесь своя роль и каждому воз дается но заслугам". Громадным успехом в Европе пользовалась грандиозная пьеса испанского драматурга II. Кальдерона де ла Барки "Вели кий театр мира", представляющая мир как сцену в истинно барочном смысле. Люди того времени стремились сделать свою жизнь такой же яркой и содержательной, какой она представала в живописи, скульптуре и драматургии.

Портреты Сальватора Розы почти всегда отличаются загадочностью
Это проявилось и в многочисленных портретах Сальватора Розы. Удивительное сочетание в одном лице талантливого художника и актера приводит к созданию "воображаемых автопортретов", в которых мастер, неуловимо изменяя свои черты, предстает то в облике античного мудреца, его в виде наемного браво, поэта, бродяги, актера или разбойника.

Сальватор Роза картины
"Портрет бандита".
1640-е Холст, масло, 78 x 65 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург
Таков "Мужской портрет (Портрет бандита)" (Государственный Эрмитаж, Ленинград), в котором Роза запечатлел, возможно, себя в виде Паскарьелло, обычной для него маски комедии дель арте. Предлагая решение картины, художник стремился вступить в непосредственный кон такт со зрителем. Этому способствуют пронизывающий взгляд, язвительная, саркастическая усмешка, живость лица, весь его вызывающий облик. И в то же время этот образ таит некую загадку, недосказанность. Подобное ощущение возникает из-за контрастного противопоставления освещенной и затененной частей лица, темного пятна шляпы и светло-коричневого фона, резкого сопоставления яркой сорочки и черной шубы, накинутой на левое плечо.

Образы Сальватора Розы почти всегда отличаются загадочностью, а неуловимое сходство персонажей с чертами самого мастера делает их на редкость личностными. Все это позволяет говорить об особом, своеобразном романтическом мировидении Розы.

Подобные настроения получают развитие позднее, в искусстве романтической эпохи. И недаром один из героев новеллы Э.-Т.-А. Гофмана "Синьор Формика" говорит о картинах Сальватора Розы: "Для него природа существует только в виде гигантских нагроможденных скал, приморских утесов, непроходимых лесов! Из ее звуков доступны его уху не тихое веяние ветерка и сладкий шорох листьев, а, напротив, дикий рев урагана да грохот свергающихся водопадов".

Сальватор Роза является создателем особого типа пейзажа-картины,
тщательно продуманного, где конкретная, точная деталь соединяется с неким вымыслом, с полетом воображения. Таком знаменитый "Пейзаж с мостом" (галерея Питти, Флоренция). По старому полуразрушенному каменному мосту, перекинутому через небольшую горную речушку, медленно и осторожно движутся всадники. Справа, на переднем плане, изображены еще два всадника. Это, по-видимому, богатые путешественники, выбирающие дорогу. Ее услужливо подсказывает какой-то оборванец в живописных лохмотьях, сильно напоминающий так называемого бандита, тем более, что в скалах притаились еще две фигуры, внимательно наблюдающие за происходящим. Вдали, в синеватой дымке, виднеется приветливое селение, а слева, куда устремляются путники, таится опасность, все исполнено тревоги.

Сальватор Роза Пейзаж с мостом
"Пейзаж с мостом"
Холст, масло 106х127 см. Палаццо Питти, Флоренция
Художник с большим мастерством передает эти настроения с помощью композиции, освещения, цвета. Линия моста, направленная вверх, справа налево, вносит сильное движение, которое еще более усиливает внезапно вздыбившиеся над мостом скалы, образующие причудливые, фантастические нагромождения. Скалистая арка, вторящая аркам моста, создает особый ритм, который находит продолжение в полуразрушенной руине наверху. Искусно чередующиеся освещенные и затененные пятна композиции создают особый, завораживающий эмоциональный строй, придают картине настроение недосказанности, тревоги. Приветливая долина, залитая вечерним солнцем, мрачные скалы - все это элементы романтического пейзажа.

Природа является, пожалуй, главным действующим лицом в картинах Розы, активным, выразительным, созидающим соответствующую атмосферу. Это хорошо заметно в небольшой композиции "Испуг" (галерея Питти, Флоренция). Особое настроение вносит пейзаж: контрасты света и тени, почти черного неба и полоски лазури справа, сломанные стволы изогнутых деревьев. Жесты людей, напряженные пятна лимонно-желтого, ярко-красного и изумрудно-зеленого одежд, взволнованная, темпераментная живопись, смелый и стремительный мазок усиливают эмоциональное звучание картины. Люди и природа сливаются воедино, в неразрывное целое.

"В отличие от эпохи Возрождения мироздание барокко становится бесконечным, единым в своей материально-духовной, пантеистически или религиозно осмысленной сущности, вечно меняющимся и движущимся целым, полным не только красоты, но и борьбы противоположностей. Человек - часть этого целого. Отсюда космический размах и обобщений, и композиций барокко.

Это особенно заметно в письмах Сальватора Розы к Риччиарди. Так, в письме IX, написанном в мае 1662 года, художник восклицает: "Я видел в Ферни знаменитый водопад Велино" он удовлетворяет самое смелое воображение своей ужасной красотой. Река стремительно падает вниз в громадную пропасть высотой около мили, а затем бросает вверх свою пену почти на равную высоту.

Сальватор Роза Пейзаж с мостом
«Лесной пейзаж с тремя философами»
(ок. 1648) Холст, масло. 73 х 97,5 см
Картинная галерея, Дрезден
Дыхание космоса чувствуется во многих картинах Сальватора Розы. Таков "Лесной пейзаж с тремя философами" (Дрезденская картинная галерея) - одно из лучших созданий мастера. Здесь все исполнено какого-то неистового движения. Громадные, извивающиеся, сплетенные, как в борьбе, стволы деревьев, шумящие и гнущиеся от ветра ветви и листья, вздыбившиеся скалы, напоминающие чудовищ, клубящиеся облака, несущиеся по небу, лесное озеро составляют единую, подвижную, одухотворенную среду, в которой обитают три философа - не пассивные созерцатели, но активные участники борьбы стихий.

Борьба света и тени, укрупнение всех элементов природы, смелое, взволнованное движение кисти, неровный, динамический ритм - все вызывает ответное волнение зрителя, подобно тому как это позднее делали мастера романтической живописи, учившиеся этому искусству у Сальватора Розы, с именем которого чаще всего связывают понятие "философский пейзаж".

Настроением тревоги отмечены и немногочисленные натюрморты Сальватора Розы.

В Неаполе в это время широкой известностью пользовались натюрморты Джакомо Рекко, тесно связанного с фламандскими маньеристами, картины ученика Рекко, Паоло Порпора, с большим декоративным мастерством изображавшего цветы, а также натюрморты сына Джакомо Рекко Джузеппе - автора живых, динамичных, блестящих по мастерству изображений рыб, фруктов и цветов, в которых наиболее полно проявился демократизм вкусов художественной среды Неаполя.

Сальватор Роза Пейзаж с мостом
"Натюрморт с черепом"
В отличие от названных мастеров натюрморты Розы "литературные", это тип "философского" натюрморта, процветавшего в эпоху барокко. Ветхие книги, музыкальные инструменты, ноты, астрономические приборы и постоянный атрибут - череп как символ темы "Vanilas" (суета сует) - вот "герои" композиций Розы, воплощавшего в них идеи стоицизма, все более овладевавшие его сознанием. Тема бренности всего сущего пронизывала и европейскую поэзию того периода. Однако ощущение несущегося, поглощающего все времени, как ни странно, вело к необычайному жизнелюбию и жизнеутверждению (это, например, проявилось в стихах англичанина Дж. Донна, голландца II. Хофта и немца М. Опица, итальянца Дж. Марино и испанца Л. Гонгоры).

Стихийное начало пронизывает и многочисленные картины "битв" Сальватора Розы, но праву считающегося одним из наиболее талантливых и ярких баталистов в мировом искусстве.

Самым ранним представителем батального жанра в Неаполе считается Аньелло Фальконе (1607 - 1656), в мастерской которого работал юный Сальватор. Именно "битвы без героя" Фальконе, отсутствие в них всякой героической идеализации и ложного пафоса классицизма оказали влияние на будущего мастера "битв".

Интерес художников к батальному жанру падает как раз па те годы, когда почти вся Европа была втянута в Тридцатилетнюю войну.

Среди картин Розы этого рода особенно выделяются "битвы", находящиеся в галерее Питти во Флоренции. Эти грандиозные, панорамные композиции, в которых действие разворачивается далеко к горизонту, замкнутому старинными башнями, дворцами, древними храмами, горами, на фоне прекрасного вечернего неба с золотистыми облаками.

И эта неподвижная, застылая архитектура, неторопливо плывущие по небу живописные облака еще контрастней подчеркивают неистовое безумие сражений, бушующих на переднем плане. Все построено на сопоставлении ( нота и тени. Лучи солнца выхватывают из темной массы сражающихся отдельные группы, одежды которых вспыхивают малиновокрасными, желтыми, синими вспышками. Сверкают доспехи, кажется, доносятся вопли раненых, ржание лошадей, клубится пыль, льются потоки крови. Жестокость сражений передана художником без всякого ложного пафоса.

Сальватор Роза Пейзаж с мостом
"Битва"
1637-60. 73x133 Галерея Боргезе, Рим (Galleria Borghese, Roma)..
Особенно интересна "Битва" - одна из ряда картин из флорентийской галереи Питти, где в левом углу холста среди сражающихся Роза изобразил самого себя, а чтобы зритель не ошибся, он написал на доспехах, в которые облачен, "Saro", то есть "Salvator Rosa".

Эта деталь была истолкована позднейшими исследованиями как свидетельство участия Сальватора Розы в восстании Т. Мазаньелло. Во всяком случае, то, что картина изображает сражение между отрядами Мазаньелло и регулярной испанской армией, не вызывает сомнений.

Теперь следует обратиться к некоторым историческим фактам. В 1647 -1648 годах в Неаполе вспыхнуло грандиозное восстание, возглавляемое рыбаком Томмазо Аньелло, носившего прозвище Мазаньелло. Поводом к восстанию послужили возросшие налоги на хлеб, вино, мясо, рыбу, овощи и фрукты, установленные испанскими властями.

В течение десяти дней Мазаньелло подчинил народной власти почти весь город. Его приверженцы требовали не только отмены налогов, введенных в XVI веке, но и восстановления народных прав в управлении Неаполем. Волна восстания распространилась и в провинцию, которая стремилась помочь Неаполю. Однако блокада, установленная испанскими солдатами, задушила город. Тем не менее значение этой борьбы было так велико, что испанцы были вынуждены снизить налоги.

Бернардо де Доминичи, известный автор жизнеописания неаполитанских мастеров, утверждал, что во время восстания Мазаньелло художники составили особый отряд.
В него якобы входили Аньелло Фальконе, Микко Сгтдаро, Андреа де Леоне, братья Фраканцано, Сальватор Роза и многие другие. Таковы были легенды, сопутствующие образу художника, рожденные смелостью и дерзостью его взглядов.

В действительности же Сальватор Роза в эти годы находился во Флоренции. Но в сатире "Война" художник с восторгом приветствовал неаполитанское восстание, промелькнувшее, по его словам, как "краткая вспышка огня на фоне безнадежно темной ночи". "Взгляни - восклицает он - на высокую отвагу, с которой рыбак, презренный, босой, червь, в один день получил столько прав! Не обновились ли древние ценности, если сегодня презренный рыбак дает образец царям. Даже налоги стали наконец терпимыми, и изможденный, подавленный мир в стремлении хоть немного подняться проявляет презрение к эшафотам".

Таким образом, становится понятно, почему Сальватор Роза изобразил себя в левом углу "Битвы" из галереи Питти. Не участвуя в восстании Мазаньелло, в знак солидарности с восставшими он запечатлел себя в качестве участника сражения на стороне рыбаков.

В 1649 году Роза переезжает из Флоренции в Рим.
Немедленно по прибытии в столицу художник покупает собственный дом на Монте Пинчио, на Пьяцца делла Тринита дель Монте. Из дома и сада открывались прекрасные панорамы на собор Св. Петра, Квиринал и другие исторические памятники. Недалеко от дома располагалась вилла Медичи. Соседями Сальватора были знаменитые французские художники Никола Пуссен и Клод Лоррен, к творчеству которых неаполитанский мастер относился с большим интересом.

Монте Пинчио в то время считалось фешенебельным местом для прогулок высшего света. Среди монахов, кардиналов, прелатов, римских принцесс и английских пэров, испанских грандов и французских дворян здесь нередко появлялись две группы людей, вызывавшие острый интерес публики. Одну группу возглавлял Никола Пуссен. Дух античности, казалось, овевал его лицо, холодное, невозмутимое, неизменно спокойное. Его сопровождали ученики, с которыми он беседовал, наподобие перипатетиков. После захода солнца появлялась другая группа. Впереди шел человек с пламенным взором, подвижными чертами лица, быстрыми движениями. Это был Сальватор Роза в сопровождении знаменитых певцов, поэтов, музыкантов.

Сальватор Роза Пейзаж с мостом
"Фортуна"
ок. 1658-59 Музей Гетти. Лос-Анджелес
Галерея художника была украшена собственными картинами в массивных золотых рамах, выполненных по его рисункам. Только мастерская сохраняла простоту молодых лет. Здесь он принимал близких друзей, назвавших эту комнату "бочкой Диогена". Сальватор пишет только по вдохновению, продает картины только по собственному желанию, отказывается от помощи учеников и подмастерьев. Сохранились многочисленные свидетельства современников о жизни мастера в Риме. Всех их поражал его независимый, гордый характер, огромная работоспособность, неистовый творческий темперамент.

Один из его биографов Л. Пасколи писал; "Он говорил, что предпочитает свободу всем почестям и богатствам всего мира". Именно в это время Роза написал две большие картины, вызвавшие ярость всего аристократического Рима. На одной, изображавшей непостоянство всего земного, в главной фигуре легко можно было узнать известную публичную женщину со всеми знаками ее ремесла - любовницу кардинала. На другой картине была представлена Фортуна, щедрой рукой раздающая свои дары: кардинальские шапки, епископские митры, золотые монеты, ордена. Они летели на блеющих баранов, ревущих ослов. Рядом стояли в разодранных одеждах люди с лицами, отмеченными благо родством и умом, напрасно дожидаясь сыпавшихся воздаяний. При этом художник наделил зверей сходством с некоторыми из высокопоставленных персон. (Существует несколько вариантов композиции "Фортуна".)

Сальватор Роза замечает в сатире "Живопись":
"С тяжким изумлением... размышляю я о том, что почти каждый художник теряет талант, когда начинает приобретать успех, ибо видит, как ему оказывают честь и вещи, им написанные, легко находят себе место... Поэтому он больше не утруждает себя чрезмерной работой и, совсем разленившись, с удовольствием превращается в осла".

Сам художник работает не покладая рук, создает многочисленные пейзажи, портреты, грандиозные полотна на религиозные, мифологические и исторические темы.

Его биографы рассказывают о таком факте: однажды прибывший и Рим испанский принц Франсиско Хименес посетил галерею Сальватора и обратился к нему с такими словами: "Я хотел бы увидеть Ваши очаровательные небольшие пейзажи, которыми я восхищаюсь в иностранных галереях". Сальватор перебил принца: "Ваше Высочество, я ничего не знаю о пейзажной живописи. Однако я кое-что знаю о живописи фигурной и исторической, которую я хотел бы предложить вниманию такого судьи, как Вы. Это публике принадлежит фантастическая мысль, будто я - пейзажист"

Этот незначительный, казалось бы, эпизод вмещает целую проблему, беспокоившую художника в поздний период творчества. С одной стороны, обращение к "большому стилю" было связано с публичными выставками, устраивавшимися в Риме два раза в год в Пантеоне и в церкви Сан Джованни Деколато, где экспонировались картины большого формата.

С другой стороны, как справедливо отмечает исследователь живописи Италии XVII века Т. Знамеровская, обращение к "высокому" жанру объясняется не тщеславием Розы, как уверяли его современники, а пониманием искусства как проповеди этических идеалов. Кроме того, художник рассматривал искусство "способом выражения идей, в том числе и критического отрицания несовершенств окружающей жизни"

Неаполитанского мастера интересует прежде всего дух античности
Недаром художник в это время пристально изучает живопись Пуссена, неизменно отзываясь в своих письмах с большим уважением о его творчестве. При этом в картинах Розы на античные темы в отличие от великого француза отсутствует преклонение перед формой древнего искус-ства. Неаполитанского мастера интересует прежде всего дух античности, он стремится к его живому и непосредственному отображению.

Примером тому служит картина "Справедливость", спустившаяся к пастухам" (Музей истории искусства, Вена, 1651). Именно с этого времени, по мнению Луиджи Салерно, крупнейшего современного исследователя творчества Розы, появляются картины "большого стиля". Тема картины заимствована из "Метаморфоз" Овидия ("Пало, повержено в прах благочестье - и дева Астрея с влажной от крови земли ушла из бессмертных последней"). При этом сюжет отчасти придуман самим художником. Богиня спускается на облаке к пастухам, чтобы оставить им меч и весы правосудия. Роза по-своему и весьма демократично "прочитывает" древний миф: справедливость живет только среди простого народа.

Сальватор Роза Пейзаж с мостом
"Справедливость", спустившаяся к пастухам"
(Музей истории искусства, Вена, 1651). "
Очень точно, с большим знанием дела и теплотой изображены хижины, стада, деревья, пастухи, с изумлением разглядывающие Справедливость.

Незадолго до создания этого полотна, в 1650 году, художник совершил непродолжительную поездку в Венецию, познакомился с работами венецианских мастеров. Отсюда теплый колорит картины: красное,-тые, коричневые, золотистые, розовые тона, обнаруживающие влияние Паоло Веронезе.

Картины на античные сюжеты
В картинах на античные сюжеты "Одиссей и Навзикая" и "Демокрит и Протагор" (Государственный Эрмитаж, Ленинград, 1664), демократизм их автора проявляется особенно заметно. Это относится прежде всего к главным персонажам с их простыми, грубоватыми лицами, натруженными телами, одеяниями простых крестьян. Художник, используя клас-сицистические каноны красоты, трактует эти сцены реалистично и сурово Искренность, серьезность отличает большую картину Розы "Блудный сын" (Государственный Эрмитаж, Ленинград). Ее герой - персонаж Ветхого завета - представлен в обличье неаполитанского крестьянина, благоговейно опустившегося в молитве на колени. Художник избирает вместо героического образа - простого крестьянина, вместо "изящного" окружения - стадо домашних животных, изображенных с большим живописным мастерством. Громадные размеры картины, обыденный характер сцены еще более оттеняют издевку над тем, что официально считалось хорошим вкусом.

Сальватор Роза Пейзаж с мостом
"Блудный сын"
В "Блудном сыне" Сальватор Роза выступил как последователь родоначальника итальянского реализма Микеланджело да Караваджо, впервые в истории искусства обратившегося к подлинной правде, без всяких прикрас, отражению реальности такой, какова она есть. Караваджо не идеализировал модели, он смело вводил образы простого народа в свои большие по размеру картины с немногими крупными фигурами. Нарушая все иконографические каноны, он дерзко бросал вызов традиционным вкусам.

И в то же время обращение к однофигурным композициям большого формата таило для Розы опасность - нередко они оказывались лишенными своеобразия и обнаруживали эклектичность. Именно в небольших романтических полотнах художник смог наиболее удачно реализовать свой творческий темперамент, а не в монументальных исторических картинах.

Демократизмом отмечены и небольшие жанровые произведения Сальватора Розы. Такова композиция "Воины, играющие в кости" (ГМИИ им. А. С. Пушкина, Москва). Действие разворачивается в некой пустынной местности на фоне ночного пейзажа. В картине поразительно точно, остро схвачены типы, позы, жесты солдат. Эффектно мерцают в лунном свете металлические доспехи воинов, привлекают гармоническим контрастом лимонно-желтые, приглушенно-красные и темно-синие пятна цветовой гаммы. Художник прибегает и к композиционному контрасту изображая напряженные позы троих игроков и неподвижно стоящего воина, опершегося на копье. Исполнение картины отличается особой живостью, мазки нанесены свободно и легко; такой прием итальянцы называли "живописью мазка и пятна". Помимо этого, овальное распределение световых пятен еще более усиливает динамику композиции.

Особое место в творчестве Сальватора Розы занимает рисунок.
Е его современники удивлялись его плодовитости и одаренности рисовальщика. Работы художника поражают необычайной свободой исполнения. О" обычно охотно он пользовался перовым рисунком в сочетании с отмывкой акварелью. Специалисты указывают на знакомство мастера с темпераментным перовым рисунком великого испанского художника Хусепе Pигеры. Стремительность и напряженность рисунка Риберы Сальватор Роза доводит до пароксизма, достигая величайшей выразительности и одухотворенности. Таковы рисунки "Всадник на упавшем коне", "Св. Георгий", "Боевая схватка". Очень охотно художник работал углем и мелом.

"Никто никогда еще не осмеливался доходить до такой свободы графического выражения... Будучи виртуозом, он не знал технических препятствий" - отмечал В. Фицтум, крупнейший специалист в области неаполитанского рисунка XVII века.
Сальватор Роза Пейзаж с мостом
"Игра тритонов" "Всадник на упавшем коне"
С 1056 года Роза начал изучать технику офорта и создал серию из семидесяти двух небольших гравюр под названием "Каириччи". Их герои - бродяги, солдаты, разбойники. Некоторые современные исследователи, например, англичанин Л. Хайнд, Т. Знамеровская, считают, что в основе этой серии лежат воспоминания или даже ранние зарисовки, сделанные в горах юным Сальватором и подтверждающие сам факт подобного путешествия.

Творчество выдающегося неаполитанского мастера Сальватора Розы сложно и многогранно. Он внес большой вклад в область пейзажной живописи, батальной и исторической картины. Он стал одним из первых представителей романтического течения в барочной живописи, которое продолжили в XVIII веке замечательные венецианские мастера Ф. Гварди и М. Риччи и генуэзец А. Маньяско.

О влиянии неаполитанского художника на творчество европейских романтиков начала XIX века уже говорилось в начале нашей статьи. Именно синтетический характер дарования Сальватора Розы - яркого, самобытного живописца, блистательного рисовальщика, замечательного поэта, автора сатир, ставших классикой итальянской литературы, незаурядного актера, музыканта, серенады которого распевались по всей Италии - привлек мастеров европейского романтизма.

Сальватор Роза Пейзаж с мостом
Воины, играющие в кости Холст, масло. 81 X 64 Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, Москва
Сальватор Роза Пейзаж с мостом
Сновидение Энея Холст, масло. 193,7X118,1 Музей Метрополитен, Ныо-Йорк
Сальватор Роза Пейзаж с мостом
Александр Македонский и Диоген Холст, масло. 231X260 Частное собрание, Великобритании
Сальватор Роза Пейзаж с мостом
Крещение св. Фомой индийской прими Холст, масло. 266Х 122 Частное собрание, Нью-Йорк
Сальватор Роза Пейзаж с мостом
Пейзаж Холст, масло. 52Х 92 Государственный музей изобразительны искусств имени А. С. Пушкина, Москва
Сальватор Роза Пейзаж с мостом
Сцена колдовства Холст, масло. 72Х 132 Национальная галерея, Лондон
Сальватор Роза Пейзаж с мостом
Одиссей и Навзикая Холст, масло. 195Х 144 Государственный Эрмитаж,
Сальватор Роза Пейзаж с мостом
Пейзаж Холст, масло. 52Х 92 Государственный музей изобразительны искусств имени А. С. Пушкина, Москва


Читайте еще о картинах

"Арест пропагандиста" Репин Илья Ефимович
"Свидание" Маковский Владимир Егорович
"Неизвестная" Крамской Иван Николаевич
"Всюду жизнь" Николай Александрович Ярошенко
"Апофеоз войны" Верещагин Василий Васильевич
"Известные художники мира" КАТАЛОГ ИЗВЕСТНЫХ ХУДОЖНИКОВ