Linked In Vimeo Facebook RSS ...thanks to special header icons manager you can also add your icons here in any size... Мое видео

Русские девушки в творчествее Виктора Дерюгина

     Все живописные полотна пишутся с любовью и гарантией-в ручную по проверенным технологиям и традициям живописцев 17-18 веков.
 » Подсчитайте стоимость Вашего портрета в любом размере.

Русская девушка Оля

Оля. 50х70см. холст, масло, 2003год. (из серии Русские девушки)
161718192021222324252527282930Далее »
Галереи:1234В начало »
Оля

Великолепным исполнением и гармонией отличается портрет Оли – русской девушки. Это – один из лучших женских образов, созданных художником. Изображение портретируемой впечатляет удивительным сочетанием внешней простоты и внутренней сложностью замысла. Сам В. Дерюгин чрезвычайно гордится этой работой, также, как и круг его знакомых, которые признают данный портрет одним из лучших в творчестве художника.
На полотне модель развернута к зрителю в профиль. Ее взгляд обращен в сторону. Однако, не возникает ощущения, что она не смотрит на вас. Девушка вас видит и, мало того, прислушивается к вам, лишь на время отвернувшись. Ее лицо взволнованно и явно переживает какие-то личные ощущения.
Очень интересна живописная манера, позволяющая зрителю сделать подобные выводы об эмоциональном состоянии модели. В ее лице вы не найдете жестких контуров. Изображение передается мягким, слегка вибрирующим мазком. Самое насыщенное цветовое пятно находится на щеке, оно горит красным румянцем, передавая таким образом смущение модели. Тепло щеки переходит на ухо и в этой зоне также загорается огонек. Легкие, как будто обдуваемые ветерком, волосы сохраняют жар лба и холод голубой шали, накинутой на плечи. Руки спокойно перекрещены на груди. Декоративный, под Гжель, узор платка своим холодным голубым тоном успокаивает и делает акцент на национальной принадлежности этой модели.


Портрет вдохновляет поэтов и писателей.

Любовь.

"Бабье лето"


Сентябрь - удивительный месяц. С него всегда что-то начинается : школа, институт, работа. Я даже календарный год всегда считаю с сентября. Для меня в августе - это в прошлом году. Может, конечно, и нелепо, но когда сначала ты сам, а потом все вокруг учатся - получается очень логично.

Много сентябрей хороших и разных было в моей жизни, но тот теперь уже далекий, когда мы первокурсниками ездили в колхоз, - самый памятный. В нашем институте девушек на картошку не брали, но в группе мы с Викой были единственными представительницами слабого пола, и декан решил не оставлять нас в Москве, тем более, что она закончила медучилище и могла поехать как фельдшер, а я - за компанию.

Я каждое лето отдыхала в пионерском лагере и вообще любила походы, поэтому поездка на картошку представлялась небольшой увеселительной прогулкой в какой-то колхоз в Рязанской области. Особо напрягаться в уборке урожая никто не собирался - я, кстати, до сих пор не понимаю, почему на колхозные поля гнали студентов и молодых специалистов из города, в то время как деревенские валяли дурака, ходили вечно пьяные и постоянно задирались к приехавшим.

Погода выдалась удивительно теплая - самое настоящее бабье лето. Разместили нас в недостроенном коровнике, в углу которого старой простыней отделили девчачью комнату. Утром выехали на поле. Земля была сухая, лопата тяжелая, картофельные клубни - мелкие и противные, все время норовившие попасть куда-то мимо ведра. К обеду голова раскалывалась, спина ныла, хотелось лечь куда-нибудь в тихую тень, и чтобы никто не кантовал.

«И что меня понесло на эту картошку, ведь спокойно можно было остаться в Москве, так нет, романтики захотелось, песен у костра» - ругала себя, на чем свет стоит. Все происходящее, в самом деле, переставало нравиться, и мало было похоже на то, о чем мечталось.

Кое-как доработали до вечера, с трудом приплелись в свой коровник, но мечте поспать не суждено было сбыться - мальчишки пошли в клуб на танцы, и пришлось поддерживать, поскольку перспектива остаться в чужом месте в пустом доме, не имевшем не только запоров, но и самих дверей, мало радовала. Танцевать я никогда особо не умела, потому прихватила книжку, чтобы как-то скоротать вечер, и побрела за народом.

Клуб в колхозе был большой и новый. В нем вкусно пахло деревом, и весь он был какой-то нарядный, совершенно не вязавшийся с обликом деревни в целом. Вика с мальчишками раздобыла бутылку портвейна, и они понемногу прикладывались к ней, чтобы, как они говорили, расслабиться и согреться. Я крепленые вина не переношу, поэтому сочла за лучшее пристроиться в уголке со своей книжкой и спокойно подождать, пока танцы-шманцы закончатся.

Олег возник как-то неожиданно. На минуту появилось ощущение, что погас свет, поднимаю глаза от книги - почти вплотную ко мне стоит парень - огромный, русоволосый и кудрявый. «Привет, пигалица, ты кто?» - однако, нахал, - подумала я и попыталась продолжить чтение. Не тут-то было, «шкаф» не собирался трогаться с места.

«Я - Олег, мы тут с геологической партией в соседней деревне, а ты на картошке? - Ну, допустим - отвечать не хотелось, но и молчать не имело особого смысла - а чего не танцуешь? - не хочется - ага, я тоже не любитель ногами дрыгать», - сказав это, он взял стул, придвинул его почти вплотную ко мне и сел лицом к спинке - как на коня.

Он спросил про институт, про школу, оказалось, что в Москве недалеко от нас живет его бабушка, и минут через пять мы разговаривали как добрые знакомые. Было какое-то странное ощущение, что я его знаю тысячу лет, и вообще с ним легко и просто. Незаметно кончились танцы, народ повалил из клуба, а мы сидели, взявшись за руки, и все говорили, говорили, будто боялись расстаться.

Потом еще долго гуляли, провожая друг друга. И так - каждый вечер. Казалось, он знал и умел все, читал все книги, смотрел все фильмы, мог спеть любую песню. Мы понимали друг друга с полуслова, и такое удивительное чувство тишины и покоя поднималось в душе в присутствии Олега. Ощущение, будто кто-то дал мне в руки хрустальный шар и надо нести его нежно и бережно, чтобы не разбить.

За эти три недели мы ни разу не поссорились и при этом - ни разу не поцеловались. Удивительная целомудренность наших отношений и радовала, и пугала одновременно. Было в них что-то непрочное, зыбкое, будто ненастоящее.

В последний день картофельных страданий резко похолодало, подул сильный ветер и пошел дождь. Мы вымокли и замерзли, и я с нетерпением ждала Олега, чтобы прижаться к нему - такому большому и теплому, но он не пришел. Не было его и среди провожающих, когда мы на другое утро покидали колхоз.

Больше мы не виделись, но все равно я благодарна этому человеку за те удивительные мгновения счастья, которые я испытала, общаясь с ним. Долгие годы потом я всех своих друзей и претендентов на руку мерила по его аршину и это уберегло от лишних бед и разочарований.

Спасибо тебе, Олег, за то, что ты был в моей жизни, за то удивительное бабье лето в далеком сентябре студенческой юности.

Статья молодой девушки - писательницы участвует в конкурсе "В сентябре тому назад..."


Борис Либкинд

Не на меня упал твой быстрый взгляд,
Я вновь свободен - не в твоей я власти.
Но... Быть в твоей неволе - это счастье,
И несчастливой воле я не рад.
Невольником твоим хотел бы быть
И подчиняться слову, взгляду, жесту...
Прости меня. Да! Это всё - не к месту,
Ты постарайся это всё забыть...



Цена

Подсчитайте: стоимость заказа Вашего портрета русской девушки. Вопросы по тел: +79160966118